Не все чиновники правительства Меркушкина хотят отдыхать в Крыму

По всей видимости, вслед за судьями, прокурорами, сотрудниками МВД, ФСО и рядом других силовых ведомств, в недалеком будущем ограничения на выезд заграницу коснутся госслужащих страны. А, возможно, также и муниципальных служащих. Во всяком случае, в кулуарах правительства Самарской области некоторые высокопоставленные чиновники (дабы не подставлять их - фамилии пока озвучивать не буду) уже обсуждают ситуацию, при которой они скоро станут невыездными. С учетом того, как Кремль стремительно вводит ограничения для сотрудников силовых ведомств, обсуждения эти, скорее всего, имеют под собой основу. Поэтому некоторые чиновники правительства Николая Меркушкина, решившего в сентябре "пройти через народ", уже сейчас признаются, что, в случае запрета выезда заграницу, они готовы покинуть свои достаточно хлебные должности. Чиновники Белого дома не хотят отдыхать исключительно в Сочи или Крыму. Заграничные курорты сегодня им ближе и роднее.
В случае, если Кремль продолжит вводить различные ограничения в отношении госорганов, мне интересно, приведет ли такая политика к выхолащиванию государственных институтов и формированию госорганов не по принципу профессионализма и компетенции, а по признакам исключительной лояльности начальству и наличию ура-патриотизма.

Российским прокурорам, сотрудникам МВД, ФСО и ряда других силовых ведомств запретили выезжать в сотни стран мира. Границу закрыли, прежде всего, в те страны, которые являются членами НАТО и с которыми у США есть соглашение о взаимной выдаче. Кроме того, прокуроры теперь обязаны сдавать свои загранпаспорта. Тем, кто откажется это делать, грозит увольнение.
Тем временем, ряд высокопоставленных чиновников правительства Самарской области не готовы отдыхать исключительно в Крыму. Поэтому, в случае скорого введения запрета на выезд заграницу, служащие могут покинуть стены областного Белого дома.
P. S. А в самом Крыму, по утверждению ряда людей, могут начаться процессы передела имущества, так как вся официальная документация осталась в Киеве. А пока идет переход под юрисдикцию российского законодательства, не исключен имущественный, земельный передел.