Черные списки как инструмент воспитания губернаторов

Уже более месяца различные публичные спикеры и медийные ресурсы составляют так называемые "черные списки" губернаторов, которым в обозримой перспективе грозят санкции: от досрочных отставок с поста главы региона до внезапных арестов. Очередным катализатором распространения подобных слухов стали массовые аресты в середине сентября группы чиновников и бизнесменов из республики Коми во главе с губернатором Вячеславом Гайзером, обвиняемых в мошенничестве и создании преступного сообщества. Почти сразу после тех арестов, прокремлевские политологи и политические обозреватели заговорили о том, что судьбу Гайзера вполне могут повторить многие губернаторы. Например, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко в список тех, кто "потерял берега", в сентябре внес также и самарского губернатора, бывшего главу Мордовии Николая Меркушкина. Минченко не отрицал, что Меркушкин может быть следующим главой региона, который повторит судьбу главы Коми Гайзера, добавив также в список "потерявших берега" еще ряд глав регионов. Спустя неделю, 28 сентября, политологам отчасти вторили анонимные источники журнала "Эксперт". Согласно заявлению якобы некоего сотрудника следственного комитета РФ, работающего будто бы в секретной группе с особыми полномочиями внутри самого СК, в следственной разработке находится 12 губернаторов, еще 8 - "на карандаше". Отдельное внимание в статье уделили также структурам общероссийского народного фронта. По мнению журнала "Эксперт", антикоррупционные проекты ОНФ, в первую очередь, проект "За честные закупки", дает массу информации, полезной и для общественной оценки работы институтов власти, и для правоохранительных органов.
Впрочем, спустя почти месяц после массовых арестов верхушки руководства Коми, в политической среде продолжилось формирование так называемых "черных списков". 20 октября известный эксперт, доктор исторических наук Валерий Соловей сообщил, что несколько десятков глав регионов попали в "черный список" администрации президента. Как заявил политолог Соловей, в "черном списке" губернаторов - 30 человек, разделенных на несколько категорий: от уголовки до банального снятия с должности. "Причем, есть несколько неожиданных фамилий. Вроде бы, постарался куратор внутренней политики, имеющий зуб на некоторых губернаторов", - отметил эксперт. Но Валерий Соловей обнадежил также и оппозиционных политических деятелей, заявив о том, что в рамках подготовки к кампании по выборам в Госдуму "предполагается основательно "проредить" оппозицию, в том числе с помощью уголовных дел". При этом, заявление Соловья носит провокационный характер, так как эксперт до сих пор пока не назвал ни одной фамилии из сформированного списка. А поскольку в условиях сегодняшней российской политической системы в так называемый "черный список" может попасть практически любой глава региона, то подобные документы в руках Кремля и федеральных силовых структур становятся неплохим инструментом для давления на губернаторов.
Например, внутриполитический блок администрации президента, ответственный за организацию и проведение в 2016 году федеральных и региональных выборов, такие "черные списки" может использовать как дополнительный инструмент воспитания нерадивых, "потерявших берега" губернаторов. По сути, в преддверии выборов в Госдуму, внутриполитический блок Кремля ведет превентивную работу с региональными элитами, включая глав регионов, давая им понять: не зарывайтесь. В свою очередь, федеральные силовые структуры, в большей степени работающие в непубличной политике, "черные списки" губернаторов могут использовать как инструмент экономического передела в регионах. В условиях сокращающейся денежной массы, в стране постепенно обостряется внутриклановая борьба с участием силовых структур, руководители которых зачастую ведут свою игру. Работа правоохранительных, следственных органов, как правило, носит закрытый характер. Поэтому, в период передела сфер влияния, многие результаты деятельности силовых ведомств остаются в непубличной плоскости. А, значит, арестовав одного чиновника, в дальнейшем можно поучаствовать в кулуарных торгах при назначении другого чиновника. С другой стороны, можно оставить проштрафившегося губернатора на своем посту, дав ему возможность доработать до окончания срока своих полномочий, но взамен - получить значительную долю при распределении многомиллиардных бюджетных контрактов, порекомендовав, к примеру, тому же господину Меркушкину использовать при строительных работах не только продукцию ОАО "Мордовцемент", но и цемент от других компаний.

После досрочных выборов губернатора Самарской области в сентябре 2014 года, у Меркушкина снесло башню от нарисованных итогов в 91% поддержки и он "потерял берега". Однако, в случае если в самарском регионе не ухудшится социально-политическая обстановка, Кремль, не исключено, сохранит Меркушкина на посту губернатора. Вполне возможно, что определенной гарантией для Николая Меркушкина может послужить подготовка региона к принятию в Самаре игр в рамках ЧМ-2018.