Судью Бурцева признали представителем пятой колонны

На фоне продолжающихся арестов высокопоставленных должностных лиц федерального правительства, чиновников областных правительств, представителей центрального аппарата СК и региональных управлений следственного комитета, в Самарской области объектом пристального внимания становится деятельность судьи Волжского районного суда Михаила Бурцева, в декабре 2014 года приговорившего юриста обманутых дольщиков Романа Колпакова к 6 годам и 6 месяцам колонии строгого режима. Специфическая трактовка Бурцевым действующего законодательства уже дала повод для активистов самарской организации "Национально-освободительное движение" обвинить судью в коллаборационизме и пособничестве представителям "пятой колонны" во власти.

Бурцев против Колпакова
Напомню, в декабре 2014 года судья Волжского районного суда Самарской области Михаил Бурцев признал юриста обманутых дольщиков Романа Колпакова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ (приготовление к преступлению и покушение на преступление; убийство) и назначил ему наказание в виде 6,6 лет колонии строгого режима. Кроме того, в соответствии с приговором суда, с Колпакова в пользу незаконного мигранта из Узбекистана Наиля Шакирова была взыскана компенсация морального вреда в размере 500 тыс. рублей.
Согласно фабуле следствия и судебного решения Бурцева, 23 января 2014 года Колпаков совершил покушение на убийство, то есть на умышленное причинение смерти другому человеку. Согласно тексту приговора суда, Колпаков находился на кухне квартиры жилого дома в поселке Петра-Дубрава, где он совместно с собственником квартиры, своим дядей Виталием Губановым и незаконным мигрантом Наилем Шакировым распивал спиртные напитки. Во время распития спиртных напитков между Колпаковым и Шакировым произошла ссора, в ходе которой у Колпакова на фоне личных неприязненных отношений возник умысел на убийство Шакирова. С этой целью Колпаков достал из заднего кармана своих брюк нож, после чего подошел к сидящему возле кухонного стола Шакирову и умышленно нанес ему данным ножом множественные удары по туловищу и шее. Шакиров оттолкнул от себя Колпакова, после чего последний, находясь в присевшем состоянии, схватил руками ноги Шакирова, потянул их на себя, плечом ударил в грудь последнего, в результате Шакиров упал спиной на пол. Колпаков сел на Шакирова, своими коленями прижал его руки к полу и с целью убийства продолжил наносить Шакирову множественные удары ножом по туловищу и шее. После нанесения ударов Колпаков, посчитав эти действия достаточными для причинения смерти Шакирова, скрылся с места преступления. По версии следствия и согласно решению Волжского райсуда, смерть Шакирова не наступила по независящим от Колпакова обстоятельствам, так как ему была своевременно оказана медицинская помощь. Кроме того, по мнению Бурцева, выводы суда подтверждаются материалами уголовного дела, а также показаниями потерпевшего Шакирова и свидетеля Губанова.

Бурцев вымогал взятку?
Однако имеющиеся документы по делу Колпакова, похоже, полностью опровергают выводы Бурцева. По словам Колпакова, судья Бурцев умышленно выступил на стороне обвинения, осуществлял подлоги и фальсификации уголовного дела, рассматривал дело на основании фальсификации протоколов судебных заседаний без участия подсудимого (то есть, Колпакова) в связи с отказом передать Бурцеву взятку в размере 1,5 млн. рублей для переквалификации дела на ч. 1 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). В своем обращении в генпрокуратуру РФ, следственный комитет РФ и комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Колпаков сообщает, что выводы судьи Бурцева, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. А именно: Колпаков не распивал спиртные напитки на квартире Губанова, что подтверждается в том числе проведенной 24 января 2014 года экспертизой № 04-8 П/153; до нападения Колпаков не был лично знаком с Шакировым, соответственно, никаких личных неприязненных отношений (как указано в приговоре) с ним быть в принципе не могло. Тогда как Шакиров, напротив, в тот вечер был в состоянии сильного алкогольного опьянения.
"Неизвестный пытался нанести мне удары ножом. Я попытался убежать, но он схватил меня рукой за куртку, а другой рукой - начал наносить удары в область лица и шеи, я закрывался руками, отчего у меня образовались порезы кистей рук. Я был вынужден защищаться. Поэтому в ходе необходимой самообороны я перехватил нож, при этом зафиксировав его в руках Шакирова. При себе я имел официально зарегистрированный боевой пистолет, но не успел им воспользоваться в силу неожиданного на меня нападения. Я оборонялся голыми руками, применяя технику из Самбо "Боевое веретено": разматывал преступника, в результате нападавший получал порезы о свой же нож. Также, защищаясь от вооруженного нападения, я нанес Шакирову удар ногой в область грудной клетки, сломав ему несколько ребер. После чего, подсечкой сбил его с ног. Обезоружив Шакирова, я оказал ему первую медицинскую помощь и накрыл его раны полотенцем, которые, согласно экспертизе, были не глубже 2 см. При этом, сознание Шакиров не терял вовсе", - утверждает Колпаков (подробнее о деле Колпакова - http://tahir-baybekov.livejournal.com/290083.html).
После того, как Колпаков обезоружил Шакирова, последний признался юристу, что за его убийство он получил от представителей ныне обанкроченного ЗАО "Трест Волгосоцжилстрой" авансом 30 тыс. рублей из обещанных 50 тыс. рублей. Впоследствии также выяснилось, что Шакиров находился на учете в наркологическом диспансере в связи с пагубным употреблением алкоголя с вредными последствиями, не имел постоянного места жительства и работы. Кроме того, свидетель Губанов, на квартире которого произошел ножевой бой, в своих показаниях подтвердил, что Шакиров ранее разыскивал Колпакова, а в середине января 2014 года неоднократно пытался проникнуть на квартиру матери Колпакова под предлогом розыска юриста.
Опровергаются выводы Бурцева и рядом протоколов судебных заседаний. Так, в протоколе судебного заседания от 11 ноября 2014 года Шакиров подтвердил, что на квартире Губанова он был с голым торсом, чтобы не испачкаться в крови Колпакова, и точил раскладной нож. Аналогичного характера показания Шакиров дал и в ходе предварительного следствия, в протоколе допроса от 14 марта 2014 года. А свидетель Губанов, в свою очередь, подтвердил, что теперь уже бывшим следователем следственного комитета, ныне - осужденным Игорем Кусморовым на него оказывалось давление, а собственно на сами допросы Губанова неоднократно увозили в состоянии алкогольного опьянения. Впоследствии Губанов признался также и в том, что пообещал "отписать" свою квартиру Шакирову после неудачного покушения на Колпакова.
Что характерно, само судебное следствие проводилось и было завершено в отсутствие Колпакова, а назначенные адвокаты Борисова и Михеев по решению руководства палаты адвокатов Самарской области привлекались к дисциплинарной ответственности. Иными словами, Бурцев лишил Колпакова его законных прав на представление доказательств и ограничил последнего в праве участвовать в уголовном судопроизводстве.

Лидер самарского отделения "НОДа" Дмитрий Гуренков усмотрел в уголовном преследовании Колпакова двойные стандарты и проявления коллаборационизма. В этой связи возникает вопрос: отдаст ли Бурцев приказ убить Колпакова в колонии строгого режима?

"Лицензированные патриоты" из движения "НОД" в ходе своего немногочисленного пикета в Самаре 13 ноября критиковали деятельность ряда судей.
Судью Бурцева признали представителем пятой колонны
Пользователь sonnik56 сослался на вашу запись в своей записи «Судью Бурцева признали представителем пятой колонны» в контексте: [...] Оригинал взят у в Судью Бурцева признали представителем пятой колонны [...]