Заявление на имя Константина Букреева и Александра Винникова

Прокурору Самарской области
государственному советнику юстиции 2 класса
Букрееву К.Н.
Копия: начальнику ГУ МВД РФ по Самарской области
генерал-майору Винникову А.И.
Заявитель: Байбеков Т.М., действующий в интересах Колпакова Р.В. на основании доверенности № 148 от 21.09.2016г.


Заявление

Уважаемый Константин Николаевич! В ходе личного приема, состоявшегося 20 декабря прошлого года в здании прокуратуры области, Вы дали мне слово, что внимательно изучите обращение юриста обманутых дольщиков Романа Колпакова и примете исчерпывающие меры прокурорского реагирования, в том числе по факту провокаций, осуществляемых в отношении Колпакова на территории исправительной колонии строгого режима № 3 (ФКУ ИК-3, 446214, г. Новокуйбышевск, ул. Вторая Промышленная, д. 8).
Однако последующие события показывают, что Ваши поручения и поручения работников прокуратуры области либо не выполняются в полном объеме, либо в ряде случаев - откровенно саботируются.
Напомню предысторию событий. В феврале 2016 года ко мне за помощью обратился незаконно осужденный Роман Колпаков, которого обвинили якобы в покушении на убийство незаконного мигранта из Узбекистана. С 2007 года Колпаков занимался деятельностью, связанной с защитой прав участников долевого строительства на территории Самарской области. С участием Колпакова в период 2011-2013гг был составлен перечень проблемных объектов долевого строительства жилищного фонда Самары, при его участии также осуществлялись мероприятия по снятию социальной напряженности и исполнению поручений властных органов, направленных на завершение строительства проблемных объектов долевого строительства. В процессе этой деятельности между Колпаковым и владельцами ЗАО "Трест Волгосоцжилстрой" в 2012 году был заключен договор об оказании информационных, юридических услуг. Однако впоследствии между Колпаковым и руководителями строительной компании разгорелся хозяйственный конфликт по взысканию задолженности за оказанные услуги. Спустя некоторое время в отношении Колпакова было организовано преследование: в сентябре 2012 года был сожжен автомобиль Колпакова; в декабре того же года в отношении Колпакова двумя неизвестными лицами с применением монтировки было совершено разбойное нападение, однако в порядке законной самообороны Колпаков оказал сопротивление злоумышленникам.
Спустя примерно год на Колпакова было совершено очередное нападение. Как утверждает в своих показаниях Колпаков, покушение произошло 23 января 2014 года в поселке Петра-Дубрава Самарской области, на квартире дяди Колпакова - Виталия Губанова. Колпаков прибыл в поселок Петра-Дубрава вечером 23 января. После того, как областной Арбитражный суд удовлетворил заявление Колпакова о включении в реестр требований кредиторов в состав требований кредиторов четвертой очереди ЗАО "Трест Волгосоцжилстрой" на сумму 730 тыс. рублей, вечером того же дня Колпаков решил заехать к своей матери, чтобы завести продукты и передать документы. Подъехав к дому матери, во дворе дома Колпакова встретил Губанов, проживавший в том же многоквартирном доме, что и мать Колпакова. Губанов страдал алкогольной зависимостью, поэтому вечером того дня Губанов пожаловался Колпакову, что у него - похмелье, а также отсутствуют деньги на еду. Колпаков отправился в магазин, после чего с пакетами мяса, продуктов, соков и тд Колпаков прибыл к дому и в верхней зимней одежде прошел на кухню квартиры Губанова. В квартире Колпакова поджидал незаконный мигрант из Узбекистана Наиль Шакиров. Стоя возле раковины, нетрезвый мигрант атлетического телосложения точил нож и под угрозой физической расправы требовал от Колпакова денежные средства, мобильный телефон. В противном случае Шакиров заявил, что зарежет Колпакова, что в дальнейшем никто его не найдет и не привлечет к уголовной ответственности, так как на территории России он пребывает незаконно. В момент, когда Шакиров попытался запить водку водой из-под крана, Колпаков вскочил со стула и попытался убежать из квартиры, однако Шакиров резко обернулся и одной рукой схватил Колпакова за шею, а другой рукой начал наносить Колпакову колото-резаные удары раскладным ножом в область лица и шеи. В процессе самообороны Колпаков закрывался руками, отчего у него образовались порезы кистей рук. В ходе необходимой самообороны Колпаков перехватил нож, при этом зафиксировав его в руках Шакирова. При себе Колпаков имел официально зарегистрированный пистолет, однако он не успел им воспользоваться в силу неожиданного нападения. В процессе самообороны Колпаков применял технику из боевого Самбо "боевое веретено", в результате чего нападавший получал порезы о свой же нож. Также, защищаясь от вооруженного нападения, Колпаков нанес Шакирову один удар ногой в область грудной клетки, сломав Шакирову несколько ребер. После чего Колпаков подсечкой сбил Шакирова с ног.
Схожего характера показания давал и свидетель Губанов, в рамках своего опроса адвокатом Акининым из "Первого адвокатского бюро", а также в рамках своих неоднократных жалоб в органы следственного комитета, прокуратуру Волжского района и Волжский районный суд. Например, в своей жалобе на имя начальника СУ СК РФ по Самарской области Валерия Самодайкина от 5 мая 2014 года Губанов просил считать его ранее данные показания следователю Игорю Кусморову в отношении Колпакова недопустимыми доказательствами по делу в связи с тем, что они были получены под угрозой ареста Губанова и лишения его свободы. В приложенных к жалобе на имя Самодайкина показаниях Губанов сообщал: "...Наиль зашел на кухню, сказал, что наконец-то нашел Романа... Наиль сказал, чтобы Роман быстро выключил телефон и что сейчас он всех зарежет, махал перед лицом Романа ножом... Роман сказал вызвать полицию и хотел убежать, пока Наиль отвлекся, чтобы запить водку, которая была у меня на столе, водой из крана. Роман не успел убежать с кухни, Наиль схватил его одной рукой за шею, а другой стал наносить ему удары ножом. Но Рома схватил его руку и стал трепать его из стороны в сторону, крича "Брось нож", при этом Наиль рычал и нападал на Романа... Наиль обрезался о свой нож, но не выпускал его из своих рук. Потом Роман заломил руку Наиля, в которой был нож Наиля и выбил его, потом он сделал бросок с подсечкой и Наиль упал на пол...". Однако в ответ на многочисленные жалобы в госорганы Губанову поступали лишь "отписки", в том числе с грубейшим нарушением процессуальных сроков.
Однако в основу сфабрикованного уголовного дела легли ложные показания Губанова, выбитые из него под давлением экс-следователя Кусморова. Обвинительное заключение по данному делу подписал заместитель прокурора Волжского района Сергей Шарин, в настоящий момент - сотрудник прокуратуры области. Впоследствии на основе данного уголовного дела судья Волжского районного суда Михаил Бурцев вынес фальшивый приговор. По словам Колпакова, бывший следователь Кусморов требовал с него взятку в размере около 800-850 тыс. рублей, а судья Бурцев вымогал около 1,5 млн. рублей в обмен на переквалификацию уголовного дела.
Уважаемые Константин Николаевич и Александр Иванович! Я не буду перечислять все официально установленные факты, а также многочисленные доводы Колпакова, так как эти факты и доводы подробнейшим образом излагались Колпаковым в его неоднократных обращениях (жалобах) в генпрокуратуру РФ, СК РФ, Комитет Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции, прокуратуру области, СУ СК области и тд. Отмечу лишь несколько доводов и фактов, некоторые из которых официально подтверждены результатами проведенных в рамках уголовного дела экспертиз и по которым необходимы дополнительные проверки в рамках норм УПК РФ.
Во-первых, в протоколе осмотра места происшествия указаны данные, не соответствующие действительности. Так, в протоколе указано, что площадь кухни квартиры Губанова, где произошел ножевой бой, составляет 24 кв. метра, тогда как в реальности площадь кухни - не более 8 кв. метров. В протоколе также отсутствует описание напольного покрытия и произведенной после происшествия уборки пола, уборки собранной ковровой дорожки с осколками стекла с пола кухни. Кроме того, по словам Колпакова, в протоколе имеются фальсификации, выполненные экс-следователем Кусморовым, с подделкой подписи эксперта отдела полиции Волжского района Максима Абрамова. Оригинальную роспись Абрамова можно увидеть в иллюстрационных таблицах к протоколам, которые были сделаны позже.
В судебном приговоре от 23 декабря 2014 года Бурцев сообщает, что Губанов, Шакиров и Колпаков якобы распивали спиртные напитки. Однако согласно экспертизе № 04-8 П/153 от 24 января 2014 года, клинических признаков алкогольного опьянения у Колпакова не отмечается и не определяется. И, напротив, согласно экспертизе, в крови Шакирова определяется этанол - 2,11 гр/литр.
В приговоре Бурцев также сообщает, что абсолютно все телесные повреждения Шакиров получил от удара ножом. Так, в приговоре указано: "...Количество травмирующих воздействий было более 32-х...". Вероятно, Бурцев убежден, что Шакиров был весь истыкан ножом и превратился в эдакий "дуршлаг" с 32-я ножевыми ранениями. Между тем, согласно экспертизе № 04-8м/572 от 10 февраля 2014 года, только два ранения груди были образованы спереди назад, с проникновением в полость перикарда с повреждением желудочка сердца и ранением живота, проникающего в брюшную полость с повреждением сальника (порезы длиной 6 см, 4 см и глубиной 2 см).
Кроме того, Кусморов и Бурцев на основании каких-то данных сделали вывод о том, что "настоящим клиническим, психиатрическим обследованием являются эгоцентричность суждений, склонность к вымышливанию". Однако, согласно стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизе № 145 от 23 июня 2014 года, у Колпакова не обнаружено склонности к повышенному фантазированию, повышенной внушаемости.
На экспертизу экспертам были переданы только две дактилоскопические карты - Колпакова и Губанова. Дактилоскопическую карту "потерпевшего" Шакирова Кусморов на экспертизу не передавал.
Более того, Кусморов и Бурцев даже не установили орудие преступления. Ссылаясь на показания Шакирова, Бурцев в приговоре сообщает, что "...Колпаков достал из кармана раскладной нож с черной пластмассовой ручкой и надписью золотистого цвета на данной ручке...". Однако на экспертизу экспертам были переданы обычные кухонные ножи. Данные ножи были изъяты с квартиры матери Колпакова, вероятно, в расчете на то, что на указанных ножах будут обнаружены отпечатки пальцев Колпакова. Вопросом о том, почему экспертам не был передан раскладной нож с черной ручкой, Бурцев даже не озаботился. А, может быть, эксперты по всем указанным экспертизам дали ложные заключения, ответственность за которые предусмотрена статьей 307 УК РФ? Или Кусморов и Бурцев осуществили подлоги и фальсификации при расследовании уголовного дела и вынесении судебного приговора, а работники прокуратуры Волжского района "не заметили" этих фактов?
Стоит также отметить, что, несмотря на неоднократные ходатайства (жалобы) Колпакова в следственные, надзорные и судебные органы в период с января 2014 года по настоящее время, в качестве вещественного доказательства не была приобщена зимняя клетчатая куртка ("шотландка") Колпакова, в которой Колпаков находился в квартире Губанова 23 января 2014 года. Зимнюю куртку Колпаков снял себя уже находясь в квартире своей матери, указанную куртку мать Колпакова повесила в шкаф, так как в куртке были деньги, ключи от автомобиля, документы на оружие и тд. На данной куртке видны следы порезов от ножа, а также пятна крови Колпакова в связи с ранениями, полученными им в результате вооруженного нападения Шакирова.
Не менее странным образом производилось рассмотрение многочисленных жалоб Колпакова в судебных органах и органах прокуратуры. Так, известно, что в период с января по 23 декабря 2014 года Колпаков являлся следственно-арестованным. Однако по непонятным пока причинам самарские прокуроры и судьи в своих ответах сообщали, что Колпаков - осужденный. В своих постановлениях судьи Самарского районного суда Самары и Самарского областного суда в течение 2014 года неоднократно отказывали Колпакову в удовлетворении его жалоб, в ряде случаев заявляя о том, что "...этапирование осужденных для участия их в судебном заседании в порядке статьи 125 УПК РФ статья 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса РФ не предусматривает...". Работники прокуратуры Андрей Кидун и Радик Рафиков, при предоставлении Колпакову ответа в начале декабря 2014 года (то есть, еще до вынесения судебного приговора) также называли Колпакова осужденным. Кроме того, в своем ответе от 3 декабря 2014 года Кидун и Рафиков, в ответ на жалобу Колпакова по факту неправомерного водворения в карцер, сообщают, что Колпаков был переведен из карцера в стационар медицинской части СИЗО-1 с диагнозом, не связанным с санитарными условиями содержания в карцере. По каким причинам Колпаков был переведен в стационар медчасти, эти факты Кидун и Рафиков установили? Колпаков был доставлен в стационар в связи с переохлаждением организма, так как пол неотапливаемого карцера, в котором находился Колпаков, был усыпан влажной известкой. И правильно ли я понимаю, что при осуществлении прокурорского надзора Кидун и Рафиков рассматривали подложные документы, если в своем ответе они назвали Колпакова осужденным?
После того, как 23 декабря 2014 года Бурцев вынес фальшивое судебное решение и приговорил Колпакова к 6,5 годам тюремного заключения со штрафом в 500 тыс. рублей компенсации морального вреда "потерпевшему" Шакирову, в середине 2015 года Колпаков был этапирован в исправительную колонию строгого режима № 3. За указанный период Колпаков неоднократно направлял обращения (жалобы) в госорганы. Многочисленные обращения Колпакова часто рассматривались одними и теми же должностными лицами, которые прямо или косвенно не были заинтересованы в удовлетворении данных жалоб. Это - упоминавшийся выше судья Михаил Бурцев, бывший зампрокурора Волжского района Сергей Шарин, начальник следственного отдела по г. Новокуйбышевск СУ СК РФ области Павел Докучаев, в прямом подчинении которого некоторое время назад находился Кусморов (данный следственный отдел обслуживает территории Новокуйбышевска и Волжского района).
Таким образом, за период с 2014 года по настоящее время Шарин, Докучаев и Бурцев рассмотрели жалобы на самих себя, по результатам рассмотрения которых они пришли к выводу, что никаких нарушений по уголовному делу в отношении Колпакова не установлено. Сотрудники УФСИН РФ по Самарской области также неоднократно рассматривали жалобы на самих себя, по результатам рассмотрения которых работники местного управления ФСИН тоже не нашли никаких нарушений.
Между тем, в настоящий момент по поручению СК РФ второй отдел по расследованию особо важных дел областного управления следственного комитета проводит доследственную проверку на основании обращений Колпакова по факту неправомерных действий со стороны ряда должностных лиц, в том числе бывшего следователя Кусморова и судьи Бурцева. По результатам доследственной проверки неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, последний раз 3 мая текущего года. Указанное постановление 8 июня было отменено заместителем руководителя СУ СК РФ по области Евгением Михайловым, материалы направлены для организации дополнительной проверки. Однако данную доследственную проверку следователь второго отдела по расследованию особо важных дел регионального управления СК Дмитрий Яковлев проводит странным образом, всячески избегая в своих постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела любое упоминание фамилии Бурцева.
В марте текущего года мною также было подано заявление в областное управление следственного комитета, копия указанного заявления была направлена и в прокуратуру области. Из следственного отдела по г. Новокуйбышевск под руководством Докучаева по результатам рассмотрения заявления мне поступила "отписка". Прокуратура области копию моего обращения в интересах Колпакова 31 марта направила на имя прокурора Волжского района Александра Шуваткина. В указанном поручении прокуратуры области сообщается, что Шуваткину необходимо обеспечить надлежащий контроль за проведением проверки доводов Колпакова о том, что Кусморов подделал подпись эксперта отдела полиции и решить вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в виду новых или вновь открывшихся обстоятельств (то есть, в порядке статей 413-415 УПК РФ). Однако никаких проверок работники прокуратуры района не проводили. Правильно ли я понимаю, Константин Николаевич, что прокуратура района саботирует Ваши поручения и поручения сотрудников прокуратуры области?
Тем временем, Бурцев при помощи некоторых следователей следственного комитета пытается оказывать давление на Колпакова. После того, как в декабре прошлого года Бурцев подал заявление о преступлении в СУ СК области по признакам клеветы, следователи приступили к проведению еще одной доследственной проверки. Основанием для заявления Бурцева стали моя статья "Судью Бурцева признали представителем пятой колонны" и статья руководителя правозащитной организации "Гражданская инициатива" Натальи Барановой "Самарские судьи - взяточники", тексты указанных статей были размещены в сети Интернет в ноябре прошлого года. В рамках данной доследственной проверки 6 июня текущего года на территорию колонии № 3 в целях опроса Колпакова прибыл следователь следственного отдела по г. Новокуйбышевск СУ СК области Александр Самойлов. В ходе производившегося опроса Колпакова Самойлов заявлял оперативному сотруднику ФКУ ИК-3 о том, что в отношении Колпакова необходимо оказать меры давления. Вероятно, это связано с тем, что начальник новокуйбышевского СО Павел Докучаев желал получить от Колпакова показания, выгодные следствию. По данному факту мною была подана жалоба в прокуратуру области.
Кроме того, на днях, 8 августа, я связался по телефону с Докучаевым и попросил его прокомментировать ряд деталей по делу Колпакова. Павел Николаевич был предрасположен к общению. Например, на мой вопрос о том, почему в приговоре Бурцева указано, что Колпаков был пьян, тогда как в уголовной экспертизе сообщается обратное, Докучаев непринужденно ответил мне примерно следующее: "Это - ерунда. Как-то существенно этот факт на уголовное дело не влияет".
Впрочем, если в ходе общения Докучаев заявляет о том, что официально установленные противоречия в материалах уголовного дела и приговоре Бурцева, мягко говоря, несущественные, то на территории ФКУ ИК-3, тем временем, вокруг Колпакова продолжают происходить странные события. 20 июля текущего года Колпаковым и его доверенными представителями были составлены заявления на имя руководителей колонии и областного управления ФСИН с просьбой предоставить 27 июля допуск на территорию ФКУ ИК-3 экспертам медико-экспертного центра с целью изъятия у Колпакова биологического материала для проведения экспертизы. Работники ФКУ ИК-3 20 июля сообщили Колпакову, что вопрос с допуском экспертов будет решен в течение трех дней. Однако уже на следующий день, 21 июля, Колпаков был водворен в ШИЗО сроком на 6 суток. А вопрос допуска экспертов по загадочным причинам отложен на неопределенный срок. Наверное, Бурцев и Докучаев явно не горят желанием, чтобы указанные эксперты были допущены на территорию колонии?
Кроме того, оперативные работники колонии во главе с начальником ФКУ ИК-3 Андреем Гурьяновым продолжают оказывать давление в отношении Колпакова. А сотрудники областного управления ФСИН, в ответ на обращения доверенных представителей Колпакова, предоставляют письменные ответы с сообщением о том, что Колпаков якобы неоднократно допускал нарушения установленного порядка отбывания наказания. Например, по мнению сотрудников колонии, Колпаков якобы периодически не является на построение отряда. Предоставляя в том числе на мое имя подобные ответы, сотрудники областного управления ФСИН, вероятно, дают понять мне, что ведут двойную оперативную игру: когда, с одной стороны, фиксируют для начальства те или иные нарушения своих подчиненных; с другой стороны, шлют мне "отписки". Между тем, в ходе телефонных разговоров со мной за период 2016-2017гг Колпаков неоднократно произносил примерно следующие фразы: "Извини, долго разговаривать не могу, я тороплюсь: через 15-20 минут у нас - построение отряда", что говорит о стремлении Колпакова соблюдать дисциплину.
Таким образом, на первый взгляд, может даже показаться, что судья Михаил Бурцев, руководитель следственного отдела Павел Докучаев и начальник колонии Андрей Гурьянов, осуществляя "прожим" Колпакова, предусмотрели все варианты развития событий: документы об якобы зафиксированных нарушениях Колпаковым порядка отбывания наказания оформлены надлежащим образом, рассмотрены на заседаниях дисциплинарных комиссий. А сотрудники самарской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, в свою очередь, в дальнейшем предоставят ответы о том, что в ходе проведенных проверок никаких нарушений в деятельности колонии не выявлено, все взыскания в отношении Колпакова наложены в рамках закона. Иными словами, со стороны ситуация выглядит так, будто бы вышеуказанными должностными лицами прикрыты все тылы. Однако Бурцев, Докучаев и Гурьянов не учли несколько "маленьких" деталей и нюансов. Об этих совершенно "незначительных" деталях я расскажу позже в случае, если из колонии № 3 на каком-то этапе поступит сообщение о том, что у Колпакова якобы не выдержало сердце и он скоропостижно скончался, или сообщение о том, что Колпаков - якобы злостный нарушитель установленных в колонии порядков отбывания наказания. Подобный вариант развития событий вполне возможен, если учесть, что у Колпакова имеются хронический отит и соматическое состояние (риск инфаркта).
На основании вышеизложенного прошу:
- обеспечить безопасность Колпакова; инициировать в порядке прокурорского надзора процедуру перевода Колпакова с ФКУ ИК-3 либо в СИЗО-1, либо в "Областную соматическую больницу УФСИН по Самарской области", в связи с продолжающейся областным СУ СК доследственной проверкой на основании обращений Колпакова;
- обеспечить допуск к Колпакову независимых экспертов в целях проведения экспертизы на основании заявлений, ранее поданных Колпаковым и его доверенными представителями;
- провести проверку, рассмотреть вопрос о назначении почерковедческой экспертизы в целях исследования подписей Кусморова и Абрамова;
- провести проверку и установить, подтверждают ли эксперты свои выводы в экспертизах, произведенных в течение 2014 года в рамках уголовного дела в отношении Колпакова.
О результатах рассмотрения моего обращения прошу Вас сообщить в установленный законодательством РФ срок.

Приложение: копия доверенности.