Наркотики без Ройзмана

Оригинал взят у irek_murtazin в Наркотики без Ройзмана

Свердловские силовики стремятся исключить участие фонда «Город без наркотиков» в судебном процессе над обвиняемыми в совершении бандитского рейда на Сагру?

Фото Евгения Фельдмана
Маски-шоу в фонде Ройзмана/roizman.livejournal.com

Новости из Екатеринбурга про Ройзмана и его фонд.

Ройзман пишет в своем Живом Журнале: СОБР взял штурмом женский  центр фонда «Город без наркотиков» в деревне Сарапулка (Свердловская область). Руководитель пресс-центра ГУ МВД по области Валерий Горелых этот факт опровергает, утверждая, что никакого штурма не было, а был обычный обыск по уголовному делу о побоях и незаконном лишении свободы в двух центрах фонда. И бойцы СОБРа были задействованы в обыске исключительно для того, чтобы не допустить конфликтов следователей с сотрудниками фонда. При этом добавляет, что во время обыска изъяты в том числе и ключи от наручников.

Ройзман парирует:

— Ключом от наручников они назвали кривой гвоздь, там таких гвоздей — целое ведро, а они только один забрали.

На сегодняшний день возбуждено уже три уголовных дела, так или иначе связанных с фондом «Город без наркотиков» и Евгением Ройзманом. Одно — по факту смерти Татьяны Казанцевой (подробности в «Новой» №72 от 2 июля 2012). И еще два по заявлениям бывших пациентов реабилитационных центров — по ч. 2 ст. 116 УК РФ (нанесение побоев из хулиганских побуждений) и по ч. 1 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы).

К заявлениям наркоманов силовики обычно относятся очень скептически, прекрасно зная, что эти безвольные люди, стоит на них слегка надавить, а тем более пообещать дозу, могут подписать абсолютно любое заявление, даже явку с повинной по делу об убийстве принцессы Дианы и взрыве Чернобыльской АЭС. Но в случае с заявлениями против фонда (написанными, по всей видимости, под диктовку оперативников, потому что появились эти заявления в ту самую ночь, когда «потерпевших» забрали из реабилитационного центра в отделение полиции) реакция свердловских полицейских и прокуратуры была стремительной. На борьбу с фондом и лично Ройзманом мобилизовано огромное количество сил и средств. Складывается впечатление, что свердловские силовики очень торопятся, стремятся покончить с «фактором Ройзмана» к какой-то конкретной дате.


Рискну предположить, что эта дата — дата начала судебного процесса в отношении двух десятков подсудимых, обвиняемых в бандитском рейде на Сагру. Сейчас обвиняемые изучают материалы дела. Не думаю, что их будут торопить, просить суд ограничить сроки ознакомления. Силовикам это ни к чему. Им надо успеть «выключить» из процесса Ройзмана и его сторонников. Чтобы не будоражили общественное мнение, не напоминали о нарковерсии мотивов перестрелки на околице Сагры.

Сразу после нападения на Сагру, год назад, я обратил внимание, что силовики старательно пресекают любые разговоры о наркотической подоплеке конфликта. СКР уже тогда настаивал, что перестрелка произошла «…из-за существующей конкуренции в сфере лесозаготовительной деятельности на территории Сагры». Той самой «лесозаготовительной деятельности», на которую имел лицензию зачинщик конфликта Сергей-Цыган и финансовый объем которой начальник ГУ МВД по Свердловской области генерал-майор Михаил Бородин оценил в двадцать тысяч рублей ежемесячно.

Преступность сегодня чрезвычайно меркантильна. Когда речь идет об интересах ОПГ или устрашении людей на «своей территории», бандиты могут «поработать» и бесплатно. А вот выезды для помощи кому-то на сторону происходят исключительно на коммерческой основе. И цена участия в рейде одного боевика — не менее двухсот долларов. Отдельно оплачивается использование транспорта, отдельно — организационные расходы.

Получается, что за «командировку» в Сагру даже трех десятков боевиков заказчик должен был заплатить никак не меньше 10-15 тысяч долларов. Мог ли Сергей-Цыган, если он действительно занимался скромной «лесозаготовительной деятельностью», выложить такие деньги? Сомневаюсь.

И год назад, и сегодня я не сомневаюсь, что бандитов привели в Сагру более серьезные интересы. В окрестностях деревни, по всей видимости, был крупный схрон наркотиков. Оттуда уже мелкими партиями наркотики, видимо, и поставлялись свердловским распространителям. Сотрудники верхнепышминской полиции (на условиях анонимности) говорили мне, что со временем Серега-Цыган начал сам приторговывать товаром, который ему поручили хранить и распределять по барыгам. В деревню потянулись «розничные» наркоманы, на улицах находили шприцы. И когда местные жители решили с этим покончить, предъявив ультиматум Цыгану, заступиться за него приехали бандиты.

Во время судебного процесса «лесозаготовительная» версия мотивов бандитского рейда на Сагру вполне может развалиться. А доказательств другого мотива преступления в уголовном деле просто нет. Все, что могло натолкнуть на мысль о наркотиках, из дела вымарано. Вместе с крахом «лесозаготовительной» версии, вероятно, отвалится и обвинение по статье УК «бандитизм». И преступники, получив небольшие сроки за «хулиганство», могут выйти на свободу прямо из зала суда.

Помешать подобному сценарию судебного процесса могут Евгений Ройзман и его сторонники. Они, несомненно, организуют вокруг этого дела кампанию. Детали случившегося в Сагре известны в области, не знает о них только следствие. И если Ройзман включится в эту историю — широчайшего резонанса не избежать. Возможно, в этом причина атаки на руководителя фонда «Город без наркотиков». Остается изолировать Ройзмана, отправив в СИЗО. Хотя бы на время суда.

Под текст

На фоне обострившегося противостояния Ройзмана и силовиков сообщение о том, что губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев подписал указ о создании госучреждения «Урал без наркотиков» выглядит политическим мародерством. Хотя Ройзман и говорит, «если «Урал без наркотиков» заработает и спасет хотя бы одного наркомана, скажу спасибо тезке. А если спасенных будет десятки, поклонюсь губернатору и на свои деньги поставлю ему прижизненный памятник».

"Новая" 6.07.2012